Как сделать работу НКО эффективной

Опыт создания и применения кодекса фандрайзеров

Летом 2011 года мне как специалисту по привлечению ресурсов и социальному маркетингу несколько раз пришлось столкнуться с серьезными этическими вопросами в области фандрайзинга. Сначала как внешнему консультанту и другу ряда некоммерческих организаций, а потом – и как руководителю некоммерческого фонда. И каждый раз для принятия решения мы с коллегами обращались к неситуативным, базовым основаниям нашей работы и во многом опирались на уже продуманные и согласованные нормы этики российских фандрайзеров – «Этический кодекс фандрайзера».

«Этический кодекс фандрайзера», разработанный и принятый Национальной гильдией фандрайзеров в 2001–2002 годах, – это свод этических принципов и стандартов профессиональной фандрайзинговой деятельности. Началом проекта стало обсуждение вопроса об этике в фандрайзинге, поднятое Сергеем Канаревым (Барнаул, АКОО «Молодые журналисты Алтая») 3 февраля 2001 года, а результатом – появление сначала «Списка типовых ситуаций, создающих затруднения этического характера у фандрайзера», а затем «Этического кодекса фандрайзера». В кодекс вошли два раздела: «Свод ценностей и принципов, основополагающих для фандрайзинговой деятельности» и «Профессионально-этические стандарты, регламентирующие действия профессионального фандрайзера в этически значимых ситуациях».

Если набрать в интернет-поисковике слова «этический кодекс фандрайзера», можно найти несколько материалов и публикаций, говорящих о бессмысленности этических кодексов вообще и данного кодекса в частности. Так, автор одной из публикаций, специалист по привлечению спонсоров, пишет: «Да, конечно, существует «Этический кодекс фандрайзера», в котором сказано, что «нельзя прибегать к прямому влиянию администрации на потенциальных доноров», что «не приемлемо привлечение средств от производств, осознанно приносящих вред; не приемлемо привлечение средств от организаций оккультного и деструктивного характера; не приемлемо активное привлечение средств от организаций или частных лиц с криминальным имиджем», но часто так получается, что все эти стандарты существуют лишь на бумаге и совершенно оторваны от реальности…»

Действительно, часто для получения финансирования и поддержки используются и административные рычаги, и другие неэтичные методы получения средств. Такая позиция хорошо известна: движение к цели любым путем. Тезис «цель оправдывает средства» сталкивается с тезисом Достоевского «даже счастье всего мира не стоит одной слезинки на щеке невинного ребенка», что часто приводит к ситуации, когда «благими намерениями вымощена дорога в ад». Но попробуем отойти от этой мудрости и трезво оценить деятельность фандрайзера или руководителя некоммерческой организации.

Руководители НКО очень часто оказываются перед выбором – соглашаться на серьезную поддержку с элементами коррупции от министерства или попытаться реализовать проект в минимальном объеме, но силами региональных сторонников, принять предложение крупного инвестора и делать социальные проекты, улучшающие его имидж, или вступить в коалицию, которая борется против этого инвестора, разрушающего сложившийся уклад социальной экосреды и комьюнити… В конце концов, не все ли равно для благоустройства города, от кого деньги – от водочников или фармацевтических компаний, табачников или антитабачников…

Однозначного ответа без учета конкретной ситуации на эти вопросы нет. Более того, чтобы ответить на каждый такой вопрос и принять решения стратегически, обоснованно, с учетом всех возможных последствий и побочных эффектов, важно иметь систему координат, ориентиры, принятые и согласованные сообществом. А если возникающие в деятельности НКО затруднения все чаще касаются вопросов этики, то  появляется необходимость в согласовании и формировании документа – этического кодекса – для себя, для сотрудников и сторонников, для партнеров, для всего сообщества.

Подобной точки зрения придерживаются многие, если не большинство специалистов. «Кодексы, стандарты, нормы, принципы возникают в особый момент, они нужны для регулирования или прояснения позиций по проблеме, которая волнует, затрагивает определенное сообщество. Совершенно очевидно, что есть ряд документов, разработанных в ответ на некую внешнюю угрозу или угрозу другого рода регулирования, например государственного. Адвокатские, журналистские кодексы очень часто преследуют именно такую цель: сообщество хочет само себя регулировать, упреждая возможное регулирование извне», – сказала в своем выступлении на международной конференции «Повышение доверия к НКО: российский и международный опыт» Анна Севортьян, заместитель директора Центра развития демократии и прав человека.

Эту мысль продолжил и еще один участник конференции – директор по развитию компании «Процесс консалтинг» Владимир Балакирев: «Первый тезис: этика – вещь конкретная, и она вполне может работать. Второй тезис: мы постоянно встречаемся в жизни с ситуациями, которые требуют от нас этического выбора, или мы наблюдаем, как люди делают правильный или неправильный, с нашей точки зрения, этический выбор. Этика – это правила и нормы, действующие в группе людей, сообществе или больших обществах, и они не могут действовать без наличия взаимодействия. И наоборот: взаимодействие не может осуществляться без создания норм».

Именно так, в ходе развития взаимодействия между представителями НКО, занимающимися привлечением ресурсов, и началась работа над кодексом. К 2000 году фандрайзинг уже был профессиональной деятельностью, и достаточно большое количество людей занимались фандрайзингом публично. С одной стороны, профессия начала  структурироваться и уже стала называться профессией, с другой – это была публичная деятельность, требующая согласований и поиска общих оснований для фандрайзеров, работающих в третьем секторе

Эта работа началась в 2000 году благодаря гранту, полученному Greenpeace от Фонда Мотта на проект развития благотворительности в России. В рамках проекта, которым руководили Александр Шувалов и Наталья Романенко, удалось собрать фандрайзеров более чем из 20 российских регионов, и мы на встречах, рабочих семинарах, обсуждениях, конференциях в 2000–2001 годах разрабатывали этический кодекс. Эта работа не была запланирована заявкой и проектом, поддержанным Фондом Мота, – она стала ответной реакцией на появление профессиональной среды и первых обобщений, анализа, видения затруднений. Фандрайзеры из очень разных организаций, работавшие в регионах с разной спецификой, в разных системах сложившихся отношений и влияния учредителей, могли не понять друг друга или не договориться между собой по простым практическим вопросам. Например: этично ли привлекать детей для сбора частных пожертвований? Этично ли обращаться к религиозным конфессиям, и если да, то этично ли – ко всем сразу? Этично ли брать деньги, зная, что они добыты нечестным путем? Этично ли брать деньги и при условии полной непрозрачности источника средств?

И тогда мы создали ресурс, сейчас модно говорить – «социальную сеть», а в то время это был просто форум на нами же созданном сайте для специалистов по привлечению ресурсов. Главной задачей форума был сбор информации о проблемных ситуациях, возникающих в фандрайзинговой деятельности в разных регионах и разных типах НКО.

Конечно, было очень много вопросов. Например, мы посчитали важным для фандрайзера необходимость вознаграждения за труд. Прозрачность финансовых операций – тоже важно, как и право представителей любой веры и конфессии откликнуться на призыв о поддержке и осуществлять благотворительную деятельность. Равенство всех конфессий перед фандрайзингом нам как представителям профессии казалось значимым для становления профессии как таковой. С этими принципами мы подходили к рассмотрению реальных практических затруднений – было несколько сотен примеров, которые мы обобщали, выводили типовые затруднения в практике. В то время еще  было невозможно совместно редактировать документы онлайн (по типу GoogleDoc), поэтому работа требовала от участников большей активности и целенаправленности. Постепенно собранные материалы оформились в таблицу, и начался этап обобщения, структурирования. Основную роль по обобщению и аналитике взял на себя Александр Спивак. В итоге таблица стала официальным документом: в одной колонке – типовая этическая ситуация, воспроизводящаяся в разных регионах в разные моменты деятельности фандрайзера, во второй – предложенный нами стандарт деятельности в этой этически значимой ситуации. В результате и был создан этический кодекс, в котором мы сначала изложили, на каких базовых ценностях или основаниях мы можем делать выбор в пользу той или иной нормы в конкретном приложении (так возник раздел «Ценности и принципы»). Второй частью документа стали профессиональные этические стандарты, которые мы – большой коллектив людей из разных городов и разных практик – приняли для себя. Полный текст этого свода этических ценностей и принципов можно посмотреть здесь: http://fundraising.ru/pages/view/31

В кодексе достаточно много жестких положений. Мы сознательно шли на то, чтобы обеспечить полную прозрачность и профессии, и результатов профессиональной деятельности, и тех организаций, в которых работает фандрайзер. Даже сейчас общественные организации используют далеко не все, что было прописано в кодексе, особенно в вопросах прозрачности поступающих финансов и т.д. На наш взгляд, к 2002 году кодекс стал одним из первых документов, который позволял сформировать и развивать новую профессию. Профессия появилась, и исходя из практики, нам было необходимо установить в ней определенные этические нормы для того, чтобы состояться, развиваться, на чем-то основывать свою деятельность.

Уже в 2002 году документ был переведен на несколько языков, в первую очередь на английский, активно распространялся на Украине, был переведен в Средней Азии. Недавно нам пришло письмо с просьбой разрешить перевести его на болгарский язык.

Так был сделан очень важный шаг, а дальше уже каждый работал в своем регионе,  уверенный в том, что он это делает правильно.

Мы предполагали, что кодекс будет развиваться, и при появлении каждой новой типовой этически значимой ситуации мы сможем предложить соответствующий профессиональный этический стандарт поведения. Но с 2002 года деятельность сообщества перестала быть активной, а затем перешла в обычные отношения круга друзей и партнеров: кто-то сменил работу, кто-то ушел в бизнес, кто-то уехал в другие города или страны… Работа над обновлением кодекса остановилась. На данный момент в нем описано около трех десятков этически значимых ситуаций.

Читатели могут задать вопрос – часто бывает, что кодекс разработан, вывешен на сайте компании, и что из этого? Ответа здесь два.

Первый – частный, но во многом показательный случай – из тех, что можно найти в Сети: «Этический кодекс фандрайзера» стал примером и основой для локальных этических регламентов и кодексов отдельных НКО. Так, Фонд «Келломяки-Комарово» также разработал свой этический кодекс и указал, что свод основополагающих ценностей и принципов деятельности фонда основан на принципах, сформулированных Национальной гильдией фандрайзеров(http://www.fondkomarovo.spb.ru/?pid=9).

Второй ответ на вопрос, зачем был нужен «Этический кодекс фандрайзера», наоборот, общий: я уверен, что появление площадки для обсуждения и согласования норм и последующее создание этого документа оказали существенное влияние на развитие профессионального самоопределения, самоидентификации представителей новой профессии. И возможно, сейчас, через 10 лет, нам вновь нужно собраться на такой площадке для согласования этических норм и правил профессионального сообщества.

 

Владимир Вайнер, креативный директор Центра рекламных исследований Grand prix, в 2001–2002 годах – президент Национальной гильдии фандрайзеров, директор Фонда развития медиапроектов и социальных программ Gladway.